Кейси Джонсон: Американская трагедия | караван историй

КЕИСИ ДЖОНСОН: АМЕРИКАНСКАЯ ТРАГЕДИЯ

4 января 2010 года теле-и радиопрограммы Америки на разные лады передавали страшную новость, называя случившееся «американской трагедией»: 30-летняя наследница одного из самых больших состояний страны — фармацевтической компании «Johnson&Johnson» — найдена мертвой в своем доме на Малхолланд-драйв в Лос-Анджелесе. Что это, убийство? Или, может быть, самоубийство?

Тело обнаружила домработница Стефани, приходившая раз в неделю убирать огромный дом Джонсон. Обычно ей навстречу всегда бросались четыре невоспитанные собаки Кейси, которых Стефани терпеть не могла, а тут домработницу встретила странная тишина. В какой-то момент женщине почудилось, что наверху плачут, но она не привыкла совать нос в дела этой барышни,Кейси: мало ли с кем хозяйка там разбирается! По правде говоря, Стефани находила мисс Джонсон слегка малахольной. В конце концов однообразный стон вывел Стефани из терпения, и к тому же в доме стоял какой-то неприятный запах. Поначалу она решила, что от грязи — такую грязнулю, как эта Джонсон, она в жизни не встречала. Неохотно поднявшись наверх — дом-то громадный, в нем можно полк солдат легко разместить, — Стефани ясно расслышала, как кто-то протяжно воет, и голосок такой жалобный, прямо нечеловеческий. Ну и испугалась же она! Силой заставила себя пойти на голос. Дверь в ванную была распахнута, на пороге лежал карликовый пудель Кейси — она повсюду таскала за собой эту маленькую гнусную тварь; положив голову на передние лапы, он тоскливо неумолчно выл. И только тут, подойдя ближе, Стефани обнаружила на полу тело Кейси, уже давно окоченевшее. Руки у домработницы затряслись так, что она долго не могла набрать 911, чтобы вызвать полицию.

Неохотно поднявшись наверх, Стефани ясно расслышала, как кто-то протяжно воет, и голосок такой жалобный, прямо нечеловеческий

Полицейские осмотрели тело. Офицер Сара Фейден сделала заявление для прессы, предположив, что это вряд ли убийство: на теле Кейси Джонсон не было никаких следов насилия, а в доме — ни намека на вторжение извне. Версия о возможности самоубийства была более вероятной, однако для подтверждения ее необходима токсикологическая экспертиза. Еще Сара Фейден с некоторой растерянностью отметила, что в особняке одной из самых богатых женщин Америки, на счету которой столько денег, что самолет она могла купить так же легко, как обычный человек — зубную щетку, царит невероятный беспорядок. Словно в эти роскошные хоромы пустили пожить бомжей. Гора грязной посуды в раковине, пол с налипшей жвачкой и неубранным мусором, по углам — собачьи фекалии, на креслах, в ванных комнатах — повсюду навалены вещи; кроме того, дом оказался отключенным от всех коммуникаций, в нем не было электричества — для жилья стоимостью 25 тысяч в месяц факт более чем удивительный. Как мисс Джонсон вообще могла здесь жить? По этажам бродили четыре голодные собаки, а в конюшне па заднем дворе бил копытом несчастный некормленый жеребец.

Родители Кейси — Сэйл и Вуд Джонсон — отказались давать какие-либо комментарии по поводу случившегося; мать сдавленным голосом лишь попросила оставить семью в покое из уважения к их горю. Тело Кейси Джонсон перевезли самолетом в Нью-Йорк, где родные собирались похоронить ее на фамильном кладбище в Нью-Джерси, но в последний момент изменили дату похорон, запретив являться на них всем без исключения подругам и друзьям покойной. В социальной сети Twitter разразилась настоящая буря. Пэрис Хилтон, подруга детства Кейси и наследница огромного состояния империи «Hilton», написала на своей страничке: «Я лежу в постели и плачу, рассматривая детские фотографии. На них мы с Кейси и Ники. У меня такое чувство, словно я потеряла сестру. Мое сердце разбито, скучаю по ней».

…Кейси Джонсон считалась активной тусовщицей на обоих побережьях, не осталось ни одного ночного клуба, где ее вечная сигарета не прожгла бы стол. Она лучше всех могла дать совет, в туалете какого ресторана безопаснее всего курнуть травы, если уж невтерпеж. Ее острые шпильки «Chanel» оставляли дыры на шелковых коврах гостиных, но их хозяева были, как правило, так богаты, что могли после визита Кейси ковер запросто выбросить. В друзьях Джонсон числились люди, которым, в сущности, принадлежала страна: ее закадычные подружки Пэрис и Ники Хилтон будут владеть сетью самых дорогих отелей в мире; приятель Джосая Хорнблауер — наследник богатства Вандербилтов, а самой Кейси достанутся фабрики и магазины, где производят пластыри, шампуни, мыло, детские присыпки, да бог знает что еще!

Мы занимаемся электрикой в Саратове 

Кейси казалось абсолютно естественным, что в 10 лет ей подарили туфельки «Chanel», а в 16 — первый «Porsche», что она с отцом на личном вертолете летает на стадион, где проходят соревнования по аэробатике; ее папа, Роберт Вуд Джонсон III, в свое время купил нью-йоркскую спортивную команду. В школе Кейси охотно щебетала обо всех этих милых пустяках с подружками, те завистливо поджимали губки, дразнили ее воображалой, а за глаза поносили с обычной девчачьей «добротой»: и толстуха она, и лахудра с вечно растрепанной шевелюрой, и тугодумка… В старших классах Кейси уже не чувствовала себя белой вороной, потому что таких, как она, оказалось немало, собственно, здесь она и познакомилась со своими закадычными подругами — сестрами Хилтон и Николь Ричи.

Сегодня она получает доступ к миллиардному состоянию компании «Johnson&Johnson» — от этой мысли у Кейси захватывало дух

И все же было впечатляюще, когда в 21 год родители торжественно привели Кейси к семейному адвокату и усадили в высокое кресло. В их взглядах читались многозначительность и торжественность.

— Сегодня твой самый важный день, Кейси, — с улыбкой заметила мать, а отец, ее солидный, застегнутый на все пуговицы папа, подтвердил это кивком головы. Сегодня она, Кейси, получает доступ к миллиардному состоянию компании «Johnson&Johnson» и — от этой мысли у Кейси захватило дух, словно она стояла на вершине горы, — отныне можно делать все, абсолютно все, что пожелает. Рука юной мисс Джонсон дрожала, когда она старательно ставила свою подпись под целым ворохом бумаг.

— Поздравляю, — прогнусавил адвокат, скрепляя подпись золотой печатью. — Вам теперь принадлежит мир.

В тот вечер Кэти Хилтон, мать Пэрис и Ники, устроила вечеринку в честь Кейси. Выдумщица Кэти в отличие от родителей самой Кейси обожала развлекать дочерей. Она подвинула юной наследнице Джонсон, Пэрис и Ники стопку разноцветных листов бумаги и предложила написать свои самые заветные мечты.

— Через десять лет вы, девочки, соберетесь и увидите, чего вам удалось достичь…

Наклонившись над листком, Кейси вдруг растерялась. Год назад ее мечтой было, чтобы в ресторане наливали алкоголь и продавали сигареты, не требуя всякий раз документы, удостоверяющие ее совершеннолетие. Потом она мечтала попасть в хороший университет, чтобы утереть нос задаваке Пэрис — та даже не сумела окончить школу. И Кейси в самом деле, как ни странно, взяли в престижный Брауновский университет, находящийся в Провиденсе. Маленький городишко, вокруг одни ботаники, повеселиться негде; первокурсникам даже не разрешали снимать жилье — требовали поселиться в общаге, куда не пустили ее обожаемого карликового пуделя. Через несколько месяцев тягомотины университет был послан к черту, Кейси не дотянула даже до зимних экзаменов.

…Словом, вопрос миссис Хилтон застал юную наследницу врасплох. Когда Кейси уже не было в живых, Пэрис нашла ту самую записку, нацарапанную Кейси: «Хочу, чтоб меня помнили. Чтоб я как-то прославилась. Пока не решила еще как». В тот вечер неразлучная троица — Кейси, Ники и Пэрис — по дороге в ночной клуб свернули к гигантскому небоскребу компании «Johnson&Johnson». Кейси задрала голову — вершина терялась в поднебесье. Она прижалась лбом к затемненному стеклу первого этажа, естественно ничего не увидев внутри. На секунду ей стало неловко, она ведь понятия не имеет, на чем ее предки сделали такое состояние, с другой стороны, уже два поколения ее семьи не имеют непосредственного отношения к этому бизнесу. Краем уха Кейси слышала, что ее прапрадед Роберт Вуд Джонсон вместе с братьями создал нечто вроде аптеки, в которой продавались новинки медицины. Правда, тогда все было новинкой, даже обычный водоотталкивающий пластырь. И вон во что выросла какая-то там аптека! По сути, все служащие этого небоскреба работают на нее… Кейси прямо-таки сразила эта мысль. Интересно, когда образована ЕЕ компания? Впрочем, можно не рыться в памяти, вон на окнах написано — 1886 год. Да, судьба, однако, заблаговременно начала заботиться о ее благополучии. Ники Хилтон вытащила из своей бездонной леопардовой сумки их любимое розовое шампанское, и девчонки тут же распили его за всех предков и родственников Кейси разом.

Фотографы вогнали подружек в море. Сбросив туфли и пристроив на головы пакеты, Кейси, Пэрис и Ники зашлепали по воде

Она собиралась серьезно подумать, чем же все-таки заняться, поскольку позиция сестричек Хилтон, которые заявляли, что хотят превратить свою жизнь в сплошной фейерверк праздников, ее совершенно не устраивала, хотя первое время… почему бы и нет? Вот только проклятая «6-я страница» ежедневно портила Кейси настроение и отравляла жизнь: та самая знаменитая страница «New York Post», где печатались светские сплетни. Кейси, просто потому что она урожденная Джонсон, подкидывала им новости каждый день, и каждый день она бесилась: откуда репортеры всс знают, ей никто не звонил, ни о чем не спрашивал, выходит, за ней по пятам следуют шпионы? Откуда они узнали, что вчера Кейси вышла из «Dolce & Gabbana» с пятью пакетами? А из «Tiffany» — с десятью маленькими пакетиками? Или что она купила 50 бюстгальтеров «Victoria’s Secret»? И вообще, почему ее постоянно выставляют на всеобщее обозрение, словно диковинное животное в зоопарке? Пэрис тащится от этого внимания, а Кейси его не переносит. Как-то в Сен-Тропе, куда их троицу пригласил тогдашний бойфренд Пэрис, они возвращались на его яхту, по обыкновению обвешанные пакетами. Вдруг откуда-то из-за
угла вынырнул рыжий долговязый тип с фотокамерой, за ним еще, потом еще… Девушки на своих высоченных каблуках пустились наутек, фотографы — за ними, это напоминало травлю гончими лисы. Охотники буквально вогнали их в море; сбросив туфли и пристроив на головы пакеты, Кейси, Пэрис и Ники зашлепали прямо по воде. Кейси захлебывалась бешенством, неожиданно она швырнула свои покупки прямо в воду, выскочила на берег и накинулась на дюжего фотографа с кулаками. Она лупила по камере, по лицу, сумела подставить ему подножку, и парень растянулся, уткнувшись лицом в песок.

Кейси просто достало, что из нее постоянно хотят слепить образ этакой богатенькой идиотки-блондинки, занятой только шопингом, макияжем и французским маникюром! Почему все заранее решили, что у нее три извилины? Вечно она — мишень для насмешек, сколько можно? Что смешного в том, что, бросив университет, Кейси не захотела бездельничать, а устроилась в свою бывшую школу преподавать пение? Она с детства неплохо пела. Что плохого в том, что она решила исполнить ученикам песни своей любимой Мадонны? Пока Кейси в поте лица пыталась скопировать голос, манеру и жесты Мадонны — а это ведь нелегко, у кого-то есть сомнения? — один из учеников прыснул от смеха и словно заразил остальных: через минуту учительница пения Кейси Джонсон обнаружила, что ее голос тонет в лошадином ржании всего класса. Жестокие дети тряслись, прыгали, плакали и стонали от смеха: они смеялись над ней. Кейси пулей выскочила из класса… Она бежала от этого унижения так, что сломала каблук, а за спиной слышала издевательский смех — он звучал в ушах до вечера, до ночи, в известном смысле до последней минуты ее жизни. Как случилось, что это стало лейтмотивом ее короткого существования? Отголоски того же смеха слышались на «6-й странице», где с убийственной иронией автор светской хроники издевался над потугами «безголосой, бездарной богачки, изображавшей клоунаду перед подростками».

Ладно, решила Кейси, она переживет этот позор. Она не Мадонна и у нее нет шансов? Ну и пусть! Это ведь не значит, что она пустое место и перед ней закрыты другие двери! Она просто пока себя не нашла.

Когда Кейси торжественно сообщила подругам, что ее взяли редактором моды в журнал «Manhattan File», Пэрис, Ники и Николь Ричи сначала выкатили глаза, потом Пэрис хмыкнула, Ники иронично улыбнулась, а Николь удивленно вздернула брови.

— Ты будешь вставать по будильнику? — уточнила Пэрис.

— Ты будешь сама писать статьи? — опасливо поинтересовалась, облизнув губы, Ники.

— Ты будешь учить нас одеваться? — выдохнула Николь, и подруги расхохотались.

Лицо Кейси исказилось: даже они издеваются над ней! Ничего, она им докажет! Докажет, что в отличие от подруг способна на большее, чем бесконечно тусить по ночным клубам.

«Вот и доказывай теперь!» — со злостью сказала себе Кейси, сидя через неделю в узком, душном кубрике редакции над первым заданием и раздраженно наматывая на палец длинный локон. Страшно хотелось курить, Кейси уже изгрызла ручку, но здесь нельзя. Может, черт с ними, тайком все же выкурить сигаретку, ведь без этого у нее мозги вообще не включаются… Главред сказал: «Набросай советы, что носить этой осенью». Легко сказать «набросай»! За битых три часа ни одного слова на мониторе, плюнуть хочется в экран. Что носить? Лично ей нравится «Chanel», «Versace» и «Armani», но это все надо в магазине выбирать, у каждого ведь свой вкус. Зачем об этом писать? В отчаянии Кейси схватила валявшийся на полке журнал «Good Housekeeping» за черт его знает какой год и принялась нервно листать… Вот какая-то статейка о моде, что и как носить… Не думая, она настучала на мониторе первую половину статьи, не изменив практически ни слова. Кому все это нужно? Можно подумать, кто-то помнит эту дурацкую статью из дурацкого журнала для домохозяек наизусть!

Кейси уволили, вслед ей снова смеялись, и раненое самолюбие девушки постепенно превращалось в маленький, трепещущий и очень уязвимый комочек нервов. От переживаний резко повысился сахар в крови, ее детское проклятие. Сколько Кейси с этим хлебнула! Может, поэтому она так отличается от своих здоровых, незакомплексованных приятелей и не может просто гулять и веселиться, как они? В восемь лет у Кейси нашли диабет — ей стало плохо в школе, и девочку с трудом вывели из внезапной диабетической комы. Трижды она лежала в больницах под капельницами, ее преследовал страх смерти. Он чудился ей в озабоченных лицах врачей, в полных тревоги глазах родителей; до этого она никогда не видела свою светскую, элегантную и очень занятую мать так часто: Сэйл Джонсон была помешана на лошадях, в юности считалась хорошей наездницей, и выхаживать очередного жеребенка ей было явно интереснее, чем проводить время со старшей дочерью; впрочем, и двух младших она не баловала вниманием. А вот на отца Кейси ее болезнь произвела впечатление, он даже написал с помощью какого-то журналиста книгу «Как справиться с диабетом вашего ребенка» и организовал благотворительный фонд помощи детям, больным диабетом. Между прочим, Кейси теперь председатель этого фонда. Став взрослой, она поняла: этой деятельностью отец хотел защититься от бессмысленности своей жизни, пусть теперь не отпирается от этого! Какой толк в том, что он владеет командой по аэробатике и собирает старинные карты? Ему тоже скучно, только он это скрывает, он ведь тоже ни дня в своей жизни не работал и мизинца не приложил к семейному бизнесу. Мистер Джонсон также ежевечерне таскается по своим закрытым элитным клубам и бог знает какие развлечения там себе находит.

Вместе с обрушившимся на Кейси после увольнения диабетическим приступом на нее внезапно снизошло неожиданное озарение: вот ее цель — детская благотворительность! Как же она раньше не сообразила? Она посвятит этому жизнь! Ее тетка — Элизабет, или по-семейному Либет Джонсон, родная сестра отца, патронировала детские приюты в Камбодже и как раз собиралась их навестить. Кейси поедет вместе с Либет, как только поправится!

Все складывалось просто здорово, особенно если учесть, что Кейси влюбилась — «круто, до мяса», как она живописала подругам. Джона Ди 26-летняя мисс Джонсон увидела в ночном клубе «Bungalow», где еще они могли встретиться? Спортивный, с красивыми кошачьими глазами, он сразил Кейси целым градом комплиментов. Четно говоря, она не слишком была уверена в своей внешности — грудь маловата, ноги коротковаты, лицо вроде слишком широкое, нос… ну и так далее… Джон развеял ее тревоги, внушил, что она — истинная королева красоты. Он был разведен, но Кейси, ни разу в жизни не видевшая его жену, сразу окрестила Дару Флинн Бойл «глупенькой актрисулькой» и ринулась завоевывать любовь Джона. В отличие от подружек Кейси пока не очень везло в личной жизни: попадались одни самовлюбленные придурки. Взять хоть Стивена Квятковского, богатенького наследника огромного хозяйства по разведению лошадей в Кентукки, который и Кейси оценивал как породистую кобылу, а бросив, заявил, что «порода подкачала». Вечно обкуренный Майк Хеллер, совладелец двух самых крутых ночных клубов в Нью-Йорке, куда больше волновался о том, где достать классный гашиш, нежели о классном сексе с ней. А вот «бедняжке» Джону Ди, чтобы сводить концы с концами, приходилось работать музыкальным менеджером в каком-то дебильном трэш-бэнде «Megacieth». Кейси ужасно ему сочувствовала, ведь Джон мечтал открыть свой бизнес, только вот она забыла какой… Да она во всем ему поможет, он ведь такой душка! Перед тем как представить парня родителям, Кейси, высунув язык, обежала все мужские бутики на Пятой авеню, но ни один костюм не выглядел достойным ее принца; не может же он в самом деле предстать перед семейством Джонсон в том убожестве, что болтается у него на вешалках? Да отец второй раз и не посмотрит на него. Костюм от «Armani» для Джона обошелся ей в сущие пустяки —15 тысяч долларов, зато как в нем выглядел Ди! Тетя Либет отвела Кейси в сторону и многозначительно закатила глаза: «Восхитительный мужчина. Смотри, не упусти его!»

Кейси и не собиралась упускать «восхитительного» Джона, он уже переехал к ней, называл ее отца просто Вуди и с удовольствием летал с ним на частном вертолете. Кто бы мог подумать, что увидеть Камбоджу и помогать бездомным детям и его заветная мечта! Тетя Либет все устроила — наняла частный самолет, группу телохранителей, и они отправились.

Когда Кейси вышла в Пномпене на улицу, ей пришлось заткнуть нос — захолустье, грязь, вонь, кучи старых повозок, рикши, перегруженные грузовики, нищие; за ними повсюду увязывались толпы худых детей-оборванцев, на все лады клянчивших: «Оди-и-ин доля-я-яяр». Тетка все время пыталась остановить руку Кейси, норовившую сунуть в грязные цепкие ладошки сотню.

Кейси рухнула в грязную жижу озера. Ей ясно врезалось в память, что Джон слишком долго медлил, прежде чем прыгнуть ее спасать

Американских гостей повезли на самое большое озеро Юго-Восточной Азии — Тонлесап. Ну и вода! Грязно-коричневое месиво, и в нем ловко гребут малыши лет 3—4 в алюминиевых тазах. На шее детей безвольно висят маленькие питоны, замученные до крайней степени. К Джонсонам подплыл один такой таз с захлебывающейся рыданиями девочкой. Она совала в руку онемевшей от ужаса Кейси питона и жестами показывала, что хочет есть. Кейси полезла в сумку, встала во весь рост и… рухнула в грязную жижу. Ей ясно врезалось в память, что Джон слишком долго медлил, прежде чем прыгнуть ее спасать — он брезгливо оценивал, сумеет ли Кейси выбраться без его помощи. Проворнее всех к мисс Джонсон подплыла та самая чумазая попрошайка и стала подсовывать свой таз так, чтобы белая тетя зацепилась за него. Только после этого Джон, засучив рукава элегантной рубашки, сиганул в воду, грубо схватил Кейси за руку и потащил к лодке. Тут перевернулась в своем тазу девчушка и отчаянно заверещала. Кейси вцепилась в нее мертвой хваткой, хотя Джон истошно орал:

— Отпусти эту мразь! Она притворяется, они все здесь отлично плавают!

Добравшись до гостиницы, Кейси предпочла выкинуть из памяти поведение Джона, тем более что он опять превратился в саму нежность и предупредительность. Кейси занимали более серьезные мысли… В приюте «Sovann Кошаг» она увидела сотни собранных со всей страны и вроде бы ухоженных сирот, но все равно в их глазах Кейси прочитала боль, ту боль, которая глубоко жила и в ней самой, хотя смешно подумать — что между ними общего? Кейси Джонсон возвращалась в Нью-Йорк, точно зная, чему она посвятит свою жизнь… Она откроет самый большой детский приют в Америке, а может, и во всем мире. Дети у нее будут жить как в сказке: всем девочкам, когда им исполнится 14, будут дарить туфли «Chanel», как самой Кейси в свое время, а мальчикам — машину «Porsche»… Деликатесы на столах… Что еще? Ах да, путешествия. Кейси сама повезет детей на Ривьеру, а зимой — на горнолыжный курорт… Разумеется, все это они будут делать вместе с Джоном. Он ведь тоже об этом мечтает…

В тот вечер, когда зимой 2006 года раздался звонок ее однофамильца Ричарда Джонсона, редактора «6-й страницы », Кейси предавалась своим радужным мечтам.

— Мисс Джонсон, прокомментируйте, пожалуйста, e-mail, посланный вашим бойфрендом Джоном Ди вашей тете Элизабет Джонсон.

Кейси похолодела, услышав послание, неизвестно как попавшее в лапы журналистов, — по некоторым словечкам, к своему ужасу, она поняла, что писал это Джон Ди. Оказывается, между ним и ее 56-летней теткой вовсю развивался роман! Он спал с ней, в этом нет никаких сомнений.

— Идите ко всем четям! — истерично заорала Кейси и принялась крушить квартиру. К тому времени, когда приехали Пэрис с Ники, она намеревалась разнести молотком окна.

Унижения, что ее, молодую, красивую, предпочли пожилой тетке, Кейси перенести не смогла. Джона она поклялась убить

Сестры Хилтон часто говорили потом: эта история с Джоном Ди сломала Кейси, в сущности, она так никогда и не оправилась от нее. Чувство унижения, что ее, молодую, красивую, предпочли пожилой тетке, она перенести не смогла. Джона, больше не рискнувшего явиться к ней на глаза, она пообещала при встрече убить. Про Либет, свою дражайшую великосветскую тетю, свято хранившую тайну своей частной жизни и запретившую друзьям и знакомым упоминать ее имя в прессе, Кейси вывалила журналистам все: что эта «сука», соблазнившая ее бойфренда, не ужилась ни с одним из пяти мужей, что она спала со своими парикмахерами и телохранителями, что, как и многие в ее семейке, покупала любовь за деньги… Множество американских изданий подхватило фразу Кейси, которой она припечатала Либет Джонсон: «Старая женщина с таким тяжелым кошельком является мощнейшим афродизиаком».

После того как Кейси вынесла сор из избы, респектабельная семья Джонсон стала трещать и разваливаться на глазах. Либет была единственной и любимой сестрой отца, и мистер Джонсон перестал разговаривать с дочерью; Сэйл внезапно заявила мужу, что давно хочет с ним расстаться, и родители Кейси разъехались. Младшие сестры приняли сторону отца и тоже порвали с Кейси отношения. Девушка решила уехать и подалась в Лос-Анджелес, подальше от семейного хаоса и неразберихи. Но хаос в ее собственной жизни неуклонно и зловеще нарастал. Кейси не могла себя заставить не читать многочисленные гнусные статейки о себе, в которых слышался тот же знакомый издевательский смех в ее адрес. Она тянулась к этим статейкам, как наркоман к дозе. «Почему же имеющая не менее тяжелый кошелек, чем ее тетка, молодая Кейси Джонсон не оказалась столь же мощным афродизиаком? Что в ней оттолкнуло Джона Ди?» — вопрошали журналисты, вколачивая в голову несчастной Кейси: с ней явно что-то не так. И юная мисс Джонсон ринулась исправлять ситуацию в меру своего понимания.

Подруги пытались вдолбить, что Кейси рано еще покупать мужиков. Но она упрямо продолжала в том же духе

Под влиянием новых калифорнийских подруг — модели Кортни Семел, дочери владельца «Yahoo!», и другой известной супермодели — Жасмин Леннард Кейси легла под нож хирурга: увеличила грудь и надула, как у куклы, губы. В доме на Беверли-Хиллз, который Кейси приобрела за 15 миллионов, одна гардеробная занимала 70 метров, другая такая же по размерам комната от пола до потолка была уставлена обувью — «Chanel», «Manolo Blahnik», «Christian Louboutin».

Кейси упорно продолжала мечтать о любви, считая, что вполне ее заслуживает, просто ей почему-то попадаются какие-то жалкие субъекты, хотя, казалось, она так для них старается: одному подарила «Jaguar», другому денег дала на бизнес. Напрасно подруги пытались вдолбить, что ей рано еще покупать мужиков, как это делает тетка Либет. Кейси упрямо продолжала в том же духе; кавалеры, выудив из барышни Джонсон деньги, неизменно отчаливали, болезненно раня ее изменами.

Сестры Хилтон, видя, что подруга все глубже погружается в депрессию, предложили поучаствовать вместе с ними в сериале «Простая жизнь», где все будут играть самих себя в разных комедийных ситуациях: могут, например, оказаться без денег в незнакомом городе, или устроиться на ферму доить коров… Тут уж Кейси подняла сестер на смех, сказав, что не собирается выставлять себя на посмешище, с нее хватит. До конца своей короткой жизни Джонсон будет жалеть, что отказалась сниматься. Ее место тут же заняла Николь Ричи, сериал имел успех, подруги Кейси стали после этого сниматься постоянно, постепенно у каждой сложилась своя карьера в шоу-бизнесе. А Кейси? Она осталась за бортом…

В какой-то момент, вспомнив свои прекраснодушные мечты о благотворительности, Джонсон всем назло решила все же их осуществить. Для начала она удочерит малышку: ей так хочется, чтобы рядом было хоть одно существо, бескорыстно любящее ее! А потом можно приняться и за идею большого приюта. Откуда-то у Кейси нашлось упорство пройти через все круги бюрократической волокиты, и в конце 2007 года она наконец отправилась в Казахстан за 9-месячной малышкой, которую назвала Ава Монро в честь любимой актрисы Мэрилин Монро. Детишек из Камбоджи она решила оставить заботам тетки Либет. От нянек Кейси с самого начала отказалась: нарядную колыбель девочки поставили рядом с ее собственной кроватью. Три ночи подряд Ава Монро просыпалась среди ночи, хныкала, кричала, обделывалась, а ошалевшая Кейси беспомощно кружилась вокруг нее, неумело меняла грязный памперс, так что девчушка заходилась плачем еще громче. Недели не прошло, как живая кукла с огромными черными глазищами надоела мисс Джонсон, и она перепоручила Аву Монро заботам няни. Одиночества малышка не скрасила, и отступившая на время депрессия нахлынула на Кейси с новой силолй…

Свое разочарование она теперь ежедневно топила в алкоголе, не брезгуя и кокаином. Швейцары ночных клубов Лос-Анджелеса, в которых Кейси пропадала дни и ночи напролет, кланялись ей в пол — когда еще встретишь девчонку, которая может сунуть при входе тысчонку? Вокруг юной мисс Джонсон, словно мухи, теперь вились стаи дармоедов — вечные бездельники, жиголо, аферисты, проигравшиеся в пух и прах шулеры, разорившиеся банкиры и новоиспеченные модели. И вся эта братия без гроша в кармане, прилепившись к «ласковой Кейси», как прозвали ее за глаза, обжиралась самой изысканной едой и упивалась самыми дорогими напитками. А ей было плевать, на что спускать деньги, ведь мир — это огромная ярмарка, где она может купить себе абсолютно все без исключения, но она больше не знает, чего хотеть…

Кейси все-таки навестил отец. Он застал в доме дочери настоящий притон. С утра она уже прикладывалась к фляжке с коньяком

Кейси таскалась по гадалкам, благо прорицательницы за каждым углом ждали таких, как она, и в один голос прочили ей прекрасного принца и скорую свадьбу. Кортни Семел уговорила съездить в Индию, чтобы найти «духовного учителя». Кейси послушалась и привезла из Индии сотни статуэток Будды, кокосовых слоников, пучки ароматических палочек-вонючек, целый ворох сари и толстого хитроглазого индуса — «учителя», который с удовольствием расположился в ее доме и спал под портретом Мэрилин Монро кисти Энди Уорхола. Когда в один прекрасный день Кейси все-таки навестил отец, он застал в доме дочери настоящий притон из гадалок, хилерш и прочих подозрительных типов. Дочь с утра уже прикладывалась к фляжке с коньяком, который пыталась выдать за чай. Отекшее лицо Кейси, ее осоловелые глаза с расширившимися зрачками ужаснули мистера Джонсона и живо напомнили ему о трагедиях, случившихся в семье много лет назад. Его 23-летний брат Кит в свое время погиб от передозировки кокаина, а другой брат — Билли, тоже обкуренный, на полной скорости вылетел из мотоцикла. Семья Джонсон держала эти неприглядные факты в тайне. И вдруг увидеть в том же состоянии дочь!

— Если ты не ляжешь в клинику, я лишу тебя возможности распоряжаться деньгами! — рявкнул отец, и Кейси покорно отправилась вместе с ним в закрытую и очень дорогую лос-анджелесскую клинику.

Через неделю она выбралась ночью из окна как была, в пижаме, поймала такси и, умоляя водителя не сдавать ее полиции, вместо платы стащила с пальца дорогое кольцо.

Терпению отца пришел конец, когда газеты написали, что Кейси напилась и нанюхалась до такой степени, что однажды, когда у няньки был выходной день, притащила в ночной клуб своего ребенка и там забыла. Девочка упала со стула на пол, но ее тоненький плач потонул в грохоте музыке — Аву Монро едва не затоптали. Вот тогда-то взбешенный мистер Джонсон добился решения о временной недееспособности дочери, и путь Кейси к деньгам траста «Johnson&Johnson» был отрезан. На этом родительские санкции не закончились: к Кейси явился исполнительный пристав, показал какие-то бумаги, и Аву Монро увезли, отдав под опеку матери Кейси.

«Или работай, или лечись!» — поставил дочери ультиматум Вуди Джонсон. После чего заставил Кейси продать роскошный особняк на Беверли-Хиллз и снять более скромное жилище.

Подруги — Пэрис и Ники считали, что родители слишком круто обошлись с Кейси. Чего они добились? Ни в какую клинику она все равно не легла, вместо этого на оставшиеся деньги сняла мрачноватый особняк на Малхолланд-драйв — прямо дом с привидениями — и пустилась во все тяжкие.

…— Я больше не интересуюсь мужчинами, они все козлы, — такое заявление для прессы сделала наследница «Johnson&John son-> осенью 2009 года и окружила себя свитой любовниц. Теперь она выкладывала на свою страничку в Интернете самое горячее видео и однажды по пьяной лавочке призналась, что таким образом мстит всем мужикам, не успевшим воспользоваться ее телом. Кейси Джонсон стала эпицентром скандалов за гранью абсурда, средоточием какого-то зловещего тайфуна, который начал закручиваться вокруг нее. Однажды после ссоры Кортни Семел поднесла к волосам Кейси зажигалку, и они вспыхнули. Лицо чудом не пострадало, а вот грудь и руки обожгло порядком, но это не послужило Кейси уроком. Едва выйдя из больницы, она влипла в новый скандал: приревновав к кому-то свою подружку Жасмин Лен-нард, Кейси ворвалась к ней в дом, в порыве бешенства перевернула все вверх дном и, чтобы «наказать» Жасмин, сунула в сумку горсть ее драгоценностей. Мисс Джонсон арестовали. В тюрьме Кейси являла собой страшное зрелище, как потом говорили полицейские: обезумевшая, со спутанными волосами, она бросалась на дверь, колотила в нее и выкрикивала проклятия в адрес всего и вся. Один из охранников слышал, как она орала, что ненавидит мать и отца. Из тюрьмы Кейси вызволила Ники Хилтон, заплатив за нее 20 тысяч долларов залога.

Кейси сама чувствовала: у нее внутри словно раскручивается мощная турбина саморазрушения и уже нет силы, способной ее остановить. К ноябрю 2009 года ей нечем было платить за дом, и мисс Джонсон собирались оттуда выставить; на свою кредитную карту Кейси умудрилась купить новый «Porsche» и теперь прятала его в гараже, опасаясь, что банк отберет машину. Ей было плевать, что бассейн зацвел и она забывает выпустить своих четырех собак даже побегать по двору. Кейси задолжала домработнице Стефани за несколько месяцев, и та приходила теперь только раз в неделю; на Кейси подала в суд бывшая няня Авы Монро за то, что мисс Джонсон ей не заплатила.

Истеричная эскапада с «помолвкой» Кейси с новой подружкой Тилой Текилой по прозвищу Всем-Дам стала последней выходкой наследницы «Johnson&Johnson». Маленькая, похожая на ожившую куклу Барби, ведущая реалити-шоу на MTV опутала Кейси своей кошачьей ласковостью и лестью. Джонсон в знак «помолвки» подарила Текиле свое кольцо с бриллиантом в 17 карат, которое Тила всем охотно демонстрировала. После трагедии Текила возмущалась в многочисленных интервью, что «бедную девочку» все бросили, никто не любил, что Кейси изголодалась по ласке и вниманию, и, будь воля Текилы, она упекла бы в тюрьму ее родителей, сестер — словом, всю семейку Джонсон за их «тупое, равнодушное и эгоистичное безразличие» к погибающей Кейси. Мамаша Сэйл миловалась со своим новым мужем, папаша Вуди родил себе ребенка от молодой жены, и все они стеной презрения отгородились от позорящей их дочери.

Это было 29 декабря 2009 года. Текила стала последней, кто разговаривал с Кейси по телефону, — они были знакомы всего две недели. Кейси была обкурена и в депрессии — ее обычное состояние в последнее время, но Тила всячески пыталась ее подбодрить, обещала, что вместе они начнут новую жизнь, заберут Аву Монро у мамаши Кэйси, и Текила поможет подруге сделать карьеру на телевидении. Потом мобильный Кейси перестал отвечать… Нет, Текила не верила, что Кейси покончила с собой — она слишком боялась смерти и никогда бы на это не решилась. Заключение токсикологической экспертизы подтвердило ее слова: Кейси Джонсон умерла от диабетической комы, видно забыв сделать себе вовремя укол инсулина, от которого была зависима с восьми лет. Ее одинокая смерть в 30 лет была страшной: в запущенном, разоренном доме, в окружении четырех воющих собак, без семьи, без друзей. Врачи утверждали, что если бы кто-нибудь навестил девушку в течение по крайней мере 24 часов после впадения в кому, был бы шанс ее спасти…

«Нет никакой разницы между Кейси и теми детьми из Камбоджи, которые так ее потрясли, она мне много рассказывала о них, — сказала спустя время в своей передаче Тила Текила, а потом добавила: — Они, может быть, были гораздо счастливее».

P.S. Семья Джонсон похоронила Кейси на фамильном кладбище, и место, где покоится ее прах, не разглашается.

Свадебные приглашения спб

Пэгги Лу, КАРАВАН ИСТОРИЙ январь 2012

Похожие записи:

Комментировать

Наши спонсоры:
Свежие записи
Новости

Пластиковые окна Саратов

Этот домен продается здесь: telderi.ru, и еще много других